Тигран Алексанян: «Когда человек собой доволен, его жизнь меняется к лучшему»

Материал опубликован: 14.01.2020 в 16:46
Читайте «SMINEWS» в Яндекс Новостях

Пластический хирург, кандидат медицинских наук, художник… О красоте он знает все!
О том, как развивается пластическая хирургия, как можно получить внешность своей
мечты и о связи медицины и искусства мы поговорили Тиграном Алексаняном.

Тигран, я знаю, что у Вас совсем недавно открылась новая клиника.
Расскажите о ней подробнее.

Все верно. Ранее у меня уже была клиника, которая успешно работала более 6 лет,
мы там выполнили около 4 тысяч операций. Но не так давно приняли новый закон,
по которому клиника пластической хирургии должна иметь собственные отделения
реанимации, трансфузиологии, лабораторию, рентген-отделение. В старом помещении
для этого всего нам просто не хватало места. Поэтому мы приобрели здание,
которое соответствует всем требованиям законодательства, и получили лицензию.
Теперь двери нашей клиники открыты в Москве по адресу ул. Маршала Новикова, 17.

А как Вы относитесь к ужесточению правил игры на рынке пластической хирургии?

С одной стороны, более жесткие требования – это хорошо, они призваны повысить
безопасность и качество услуг для пациентов. С другой стороны, это конечно
приводит к уменьшению конкуренции. Мы одна из немногих клиник, кто смог
выполнить новые нормативы и получить лицензию. Для многих врачей и
медицинских учреждений эти требования с финансовой точки зрения
стали неподъемными.

А какая специализация у Вашей клиники?

Я как врач занимаюсь в основном ринопластикой, маммопластикой и блефаропластикой.
Но в нашей клинике работают и другие талантливые и очень опытные хирурги, которые
выполняют остальные виды операций, например, абдоминопластику или отопластику.
Я очень внимательно подхожу к подбору персонала и беру на работу только тех
докторов, в ком я уверен, чьи результаты действительно потрясающие.

Поэтому наша клиника универсальная. С каким бы вопросом человек не пришел,
наши специалисты помогут его решить.

Кроме того, у нас Вы можете получить бесплатную консультацию и компьютерное
моделирование. Несмотря на то, что другие клиники в основном берут за это
деньги, поскольку врач тратит энергию, время, мы делаем это на безвозмездной
основе, потому что хотим показать пациентам, какие результаты они могут получить.

А еще у нас появились два новых отделения – стоматологии и косметологии. Люди,
которые к нам приходят, хотят стать более привлекательными, поэтому мы решили
преображать их полностью и использовать комплексный подход. Мы закупили самое
современное немецкое оборудование, и, конечно, я подобрал очень сильную
команду стоматологов и косметологов.

Как я знаю, у Вас есть еще собственная методика ринопластики.
Расскажите о ней подробнее.

Да, я делаю бескровную ринопластику. Это метод, который я разработал, получил
официальный международный патент и в марте у меня будет защита докторской
диссертации по этой тематике. Благодаря такой технологии реабилитация проходит
быстрее, осложнений бывает меньше. Кроме того, я делаю операции закрытым
способом, благодаря чему не нарушается кровоснабжение носа.

А как Вы оцениваете развитие пластической хирургии в России и мире?

Сейчас во всех странах уже примерно одинаковый уровень. Мы ездим за границу
учиться, их хирурги к нам прилетают перенимать опыт. Например, недавно у меня
был хирург из Италии, из США есть запрос, хотят посмотреть, как я оперирую.

Кроме того, я развиваю медицинский туризм в России, ко мне приезжают пациенты
из Канады, Австралии, Бахрейна, Швейцарии… А из Беверли Хиллз многие обращаются
на переделки. Местоположение хирурга сейчас ничего не значит, все зависит от
конкретного врача, ведь пластическая хирургия – это именно «ручная» работа.

Почему Вы вообще решили стать пластическим хирургом?

Я с детства занимаюсь живописью, скульптурой, резьбой по дереву. При этом моя
мама врач, поэтому медицина мне тоже всегда была интересна. И я решил, что
пластическая хирургия как раз совмещает эти две области. Все, что нужно делать
руками, у меня хорошо получается, мне это легко и интересно. Поэтому я счастлив,
что нашел себя в профессии.

Кроме того, я и сейчас занимаюсь живописью, пишу картины, и это очень помогает
мне в работе. Вообще мне кажется, что если человек не владеет рисунком, скульптурой,
не понимает, кто такой Караваджо, Леонардо да Винчи, Микеланджело, то он не должен
приближаться к пластической хирургии, потому что необходимо понимать пропорции,
свет и тень, разбираться в искусстве и истории искусства, чтобы было понимание
красоты.

А что Вам больше всего нравится в Вашей работе?

Наверное, то, что я могу менять направление судьбы человека. Внешние изменения
всегда влекут за собой внутренние, у человека повышается уверенность в себе.
Многие девушки после операции выходят замуж, беременеют. Когда человек собой
доволен, у него начинают происходить позитивные события, улучшается качество
жизни.

У Вас очень много званий, регалий, международных наград… А какими своими
профессиональными достижениями Вы больше всего гордитесь?

Для меня самое главное – это не титулы, награды, почетные должности, а улыбки,
теплые слова, звонки от бывших пациентов. Обычно после операции люди становятся
мне родными, и я для них тоже, потому что вовремя смог им помочь. И они приводят
потом своих друзей, детей ко мне. Т.е. через мои руки прошло уже несколько
поколений подряд. Думаю, это знак качества.

Подписывайтесь на канал «SMINEWS» в Яндекс Дзен

Тигран Алексанян: «Когда человек собой доволен, его жизнь меняется к лучшему»