Константин Пономарев: обвинение восстанавливает схему преступления

Материал опубликован: 29.05.2019 в 18:19
Читайте «SMINEWS» в Яндекс Новостях

Уже первые свидетели, выступившие в процессе Константина Пономарева, дали понять, что обвиняемый вряд ли может рассчитывать на оправдательный приговор. Их показания очевидно укрепили позиции обвинения, да и сама фемида не стала смягчать положение Пономарева, в очередной раз оставив его в СИЗО.

Люберецкий городской суд начал рассматривать дело Пономарева в начале декабря прошлого года, и продолжение зимы тоже не выдалось для обвиняемого ласковым. В феврале фемида выслушала первых свидетелей, и ими стали невольная участница «раменского правосудия», два сотрудника Федеральной налоговой службы – действующий и бывший, а также юрист, который представлял компанию ИКЕА в разбирательствах с Пономаревым. В частности, фискалы рассказали о том, как установили налоговые нарушения подсудимого, а адвокат выдал информацию о схемах, применявшихся им для ухода от уголовной ответственности. Что интересно, свидетелей допрашивали при аншлаге, определённо указывающем на высокий общественный интерес к текущему процессу.

Вообще-то, с дачей показаний налоговики и адвокат ИКЕА несколько задержались, хотя и не по своей вине. Их выступления пришлось отложить из-за того, что защита Пономарева заявила о болезни клиента. В то же время, она затруднилась уточнить диагноз, а наблюдатели предупредили о вероятной инсценировке недуга, устроенной Пономаревым в своих интересах. Одной из причин тогда называлась борьба за смягчение меры пресечения, но впоследствии стало понятно, что в противостоянии верх взяло гособвинение, настоявшее на продлении ареста Пономарева.

«Доверенности не выдавала»

Тем не менее, по выздоровлении подсудимого фемида смогла приступить к допросу свидетелей. Первой выступила Ирина Иванова – эта ныне безработная несколько лет назад являлась учредителем правового центра «Илви». Данная фирма была использована Пономаревым и его предполагаемыми подельниками при проведении постановочных судебных процессов в Раменском. Следствие считает, что обвиняемый через организацию незначительных разбирательств у мирового судьи Ирины Цуцковой добился отмены двух уголовных дел, возбужденных по факту неуплаты налогов, просто внеся в мотивировочную часть вердиктов необходимые ему формулировки. Но при этом Пономареву было важно, чтобы ФНС не узнала о вынесенных решениях, получив соответствующие извещения.

Тут и пригодился центр «Илви». По сведениям Богуновой, он должен был информировать фискалов о процессах, однако оказалось, что судья была введена в заблуждение. Согласно показаниям Ивановой, ее фирма на момент инсценировки разбирательств «даже не начала работать» и «доверенности никому не выдавала». Также свидетельница сообщила, что вообще не знает никого из участников «раменского правосудия».

Как считает адвокат Роман Беланов из бюро «Хренов и партнеры», Иванова фактически подтвердила, что «Илви» не имел деловых отношений с обвиняемым. Что, соответственно, указывает на злонамеренность поступков подсудимого.

«Называл нас идиотами»

Следующем свидетелем, выступившим в процессе, стала Светлана Орлова, действующая сотрудница Федеральной налоговой службы. В свою очередь, она подтвердила ранее сказанное Ивановой, заявив, что ведомство узнало о том, что Пономарев добился у Богуновой признания собственной невиновности в неуплате 8 млрд. рублей налогов, совершенно случайно и вообще не было извещено о разбирательствах в Раменском. При этом госслужащая указала на то, что подсудимый фальсифицировал ряд документов, чтобы «очиститься» перед законом.

Из показаний Орловой кое-что стало ясно и о человеческих качествах предполагаемого подельника Пономарева адвоката Максима Загорского, находящегося под домашним арестом. Согласно представительница ФНС, когда служба оспаривала решения Богуновой в вышестоящих судах, данный юрист «называл нас идиотами».

Своеобразным дополнением рассказа сотрудницы ФНС стали показания её бывшего коллеги Алексея Башарина, ранее трудившегося в московском управлении ведомства. Он сообщил суду, что Богунова отказывала фискалам в восстановлении срока на обжалование ее вердиктов. Впрочем, сопротивление служительницы фемиды все равно было сломлено в других инстанциях.

Кроме того, Башарин рассказал, что ФНС в ходе налоговой проверки смогла установить, как обвиняемый получил от собственной же фирмы 25 млрд. рублей, ранее поступивших по досудебному соглашению от компании ИКЕА, и не заплатил с них положенных сборов. Таким образом, смысл манипуляций Пономарева в Раменском получил дополнительное подтверждение.

«Пономарев использовал решения»

Наконец, ещё одним свидетелем в заседании успел выступить адвокат Семен Шевченко. Он представлял интересы ИКЕА в многолетних тяжбах с Константином Пономаревым. Следует оговориться, что компания не имеет отношения к процессу, идущему в Люберецком городском суде. Однако юрист смог сообщить фемиде ряд ценных сведений о Пономареве.

По словам адвоката, изначально обвиняемый вел тяжбы с ИКЕА в арбитражных судах, и разбирательства касались спора вокруг арендованных компанией у Пономарева передвижных дизельных электрогенераторов. Однако впоследствии юристы ИКЕА узнали о том, что название компании всплыло в ходе «раменского правосудия». «Нам с трудом удалось получить решения Богуновой», — констатировал Шевченко.

В конце концов, представители компании смогли все-таки ознакомиться с вердиктами. Как сообщил свидетель, в данных документах подробно описывались отношения подсудимого с ИКЕА, но документы были «очень однобокими» и нетипичными для судебной инстанции. Можно предположить, что сама Богунова не стала вдаваться в детали противостояния Пономарева и компании, предпочтя принять от инициаторов «карусели» в Раменском уже готовые формулировки для составления текстов решений.

Кроме того, свидетель подметил и другую странность разбирательств. Формально их участники судились по делу о клевете, однако в материалах процессов почему-то также фигурировали мощности генераторов, арендованных у Пономарева. «Так не бывает в реальности», — заявил юрист.

Шевченко отдельно подчеркнул, что инсценированные Пономаревым процессы «проходили очень слаженно», проходя по конкретной схеме. Что неудивительно, если знать истинные намерения подсудимого уклониться от ответственности за неуплату налогов.

Защита Пономарева попыталась парировать доводы свидетеля, заявив суду, что тот занимается оценкой событий, не относящихся к процессу о заведомо ложном доносе. Реагируя на данный пассаж, прокурор сказал, что, очевидно, у стороны подсудимого, столкнувшейся с настоящими изобличениями, началась паника. К слову, Шевченко вольно или невольно постарался ее подогреть, когда поделился с присутствующими «внутренним убеждением», что «Пономарев – преступник».

Финалом же столь насыщенного заседания стало, вероятно, запоздалое действие защитников Пономарева. Один из них затребовал у Шевченко документ от ИКЕА, позволявший стороне подсудимого допрашивать адвоката компании. Бумага была незамедлительно предоставлена.

Тем не менее, остается по-прежнему недоумевать, почему Пономарев столь настойчиво втягивает ИКЕА в процесс, к которому она не имеет отношения. Может быть, он старается заложить в люберецком разбирательстве апробированную в Раменском преюдицию, чтобы позднее иметь возможность избежать уголовной ответственности по 199-й статье УК РФ (неуплата налогов с доходов юрлица в особо крупном размере), обвинение по которой ему еще не предъявлены.

Или фигурант безотчетно испытывает ностальгию по тем временам, когда он находился на свободе и, вероятно, даже не предполагал, что окажется в СИЗО?

Источник материала: https://pravo.ru/news/209555/

Подписывайтесь на канал «SMINEWS» в Яндекс Дзен

Константин Пономарев: обвинение восстанавливает схему преступления